Launi*
- Ложь - это маленькая крепость, внутри её ты якобы в безопасности, чувствуешь себя полновластным хозяином. Из этой крепости ты пытаешься управлять своей жизнью и манипулировать другими людьми. Однако крепости нужны стены, и ты их строишь. Это оправдания для твоей лжи. Будто бы ты лжешь, чтобы защитить кого-то, кого ты любишь, спасти от боли. В ход идет все, что угодно, лишь бы тебе было уютно внутри твоей лжи.
- Но я не сказал Нэн о письме только потому, что оно могло причинить ей сильную боль.
- Вот видишь? Ты уже начинаешь, Маккензи, оправдывать себя. То, что ты сейчас произнес, неприкрытая ложь, и ты не видишь этого. - Она снова подалась вперед. - Хочешь, я скажу, в чем правда?

Мак знал, что Папа глубоко копает, и где-то в глубине души он был рад, что они заговорили об этом, ему даже хотелось засмеяться вслух. Он больше не стеснялся.

- Не-е-ет, - протянул он в ответ и улыбнулся. - Но всё равно продолжай.

Она тоже улыбнулась, затем посерьезнела.
- Правда в том, Мак, что ты вовсе не пытался уберечь Нэн от боли, когда не сообщил ей о случившемся. Причина в том, что ты боялся, как бы тебе не пришлось иметь дело с переживаниями, и её, и своими. Переживания пугали тебя, Мак. Ты лгал, чтобы защитить себя, а не её!

Он выпрямиться в кресле. Папа была совершенна права.
- И более того, продолжала она, - такая ложь - это есть нелюбовь. Твоя ложь делает невозможными твои взаимоотношения с Нэн и её взаимоотношения со мной. Если бы ты рассказала ей, может быть, она сейчас была бы здесь.

- Ты хотела, чтобы она тоже приехала?
- Это было бы твое и её решение, если бы ей выпал шанс его принять. Дело в том, что ты просто не осознавал, что происходит, Мак, поскольку был так озабочен, защищая Нэн.

И снова его охватило чувство вины.

- Так что же мне теперь делать ?
- Расскажи ей всё, Мак. Сразись с боязнью выйти из темноты и расскажи, попроси прощения, и пусть её прощение тебя исцелит. Попроси её молиться за тебя, Мак. Рискни быть искренним. Когда ты снова запутаешься, снова попроси у неё прощения. Это же процесс, милый, жизнь достаточно реальна сама по себе, если её не затянет ложь.


- А что, если Нэн меня не простит? - Мак сознавал, что это самый большой из страхов, с которыми он живет. Казалось, что безопаснее наслаивать новую ложь на растущую гору предыдущих.

- А это уже вопрос веры, Мак. Вера не живет в доме уверенности. Я здесь не для того, чтобы сказать, что Нэн тебя простит. Может быть, она не простит, не сможет, однако моя жизнь внутри тебя отважится пойти на риск и неопределенность, чтобы изменить тебя, по доброй воле превращая тебя в правдивого человека, и это будет чудо почище воскрешения покойника.

Мак позволил её словам дойти до своего разума.

- Прости меня, пожалуйста, - произнес он.
- Уже сделано, давным-давно, Мак.
- Но я так упорно пытался вычеркнуть тебя из своей жизни.

- Люди очень цепкие, когда речь идет о их воображаемой независимости. Они копят свои болезни, точно сокровища, и держаться за них мертвой хваткой. Они дорожат своей надменностью, оберегают её до последней капли отпущенных им сил. Неудивительно, что милосердие столь непривлекательно.

@музыка: белый пепел

@настроение: … Знобтит чет...

@темы: важное, книги, цитаты